Мы работаем с ПН по ПТ 11:00-20:00 СБ,ВС 12:00-18:00
Звоните +7 812 405-67-88

Кровать герцогини де Шуазель-Праслин. История экспоната.



Кровать герцогини де Шуазель-Праслин. История экспоната.

Как часто, когда мы ходим по музеям,  мы задумываемся о том, какую историю могли бы нам рассказать выставленные экспонаты?  Помимо красоты и принадлежности к стилю у каждой вещи есть своя, уникальная история и одну из таких историй мы хотим  сегодня вам рассказать.

ИСТОРИЯ  ОДНОЙ КРОВАТИ.

В Нью-Йоркском музее Метрополитен в галерее 525  «Французское декоративное искусство: комната Varengeville» стоит роскошная  кровать  с навесом. Эта кровать была создана в 1782-83 гг одним  из самых знаменитых французских столяров  18 века - Жорж ем Джейкобом. Он  делал резные кровати,  позолоченные кресла и кушетки, обивку и декор  для королевского французского двора.  Для покрывал и навеса  была использована ткань  французских мастерских по гобеленам  Бове - историческая фабрика гобеленов   и вторая  по важности фабрика после Гобеленовскойской мануфактуры. Дизайн кровати разработал Жан-Батист Уэт – знаменитый в то время французский художник, гравер и дизайнер.

Материалы:  лакированный и позолоченный грецкий орех, сосна и липа; бронза; шелковые и шерстяные гобелены Бове; современный шелковый дамаск.

Кровати такого типа назывались «à la duchesse» - их куполообразный навес подвешивается к потолку, а не поддерживается на столбах. Оригинальный полог 18-го века, созданный на  мануфактуре гобеленов Бове по проектам Жана-Батиста Уэта  не сохранился,  и после реставрации  были заменен  современным шелковым дамаском,  за исключением облицовки внутреннего купола.

Французские кровати восемнадцатого века, как правило, были высокими, поскольку принято было нагромождать их тремя или более матрасами, заполненными соломой, шерстью, конским волосом или перьями. Писатель Тобиас Смоллетт (1721-1771) шутил в 1766 году: «Французские кровати настолько высоки, что иногда приходится залезать на них с помощью лестниц».  

Стиль Людовика XV вышел из моды, по крайней мере в Париже, задолго до смерти короля, который дал ему свое имя. Стилистика изменилась  в соответствии с французскими требованиями комфорта и удобства. Пришедший на смену неоклассический  стиль, стиль Людовика XVI, отличается изысканной простотой, сдержанной элегантностью и точностью, украшенной обилием изящных и деликатных деталей. Никогда еще в истории французской мебели производители  не проявляли такой утонченности при выполнении деталей. Несравненная особенность этого стиля  заключается в мелочах обработки орнаментов. Качество бронзовых креплений - настоящих драгоценностей - больше напоминает работу ювелира, чем литейщика. Среди наиболее распространенных мотивов, часто унаследованных от древней архитектуры, появляются акантовые фризы, жемчуг, узоры, ленты и розарии. Кровати почти все были оборудованы навесом. Наиболее распространенными типами являются à la polonaise - кровати с куполом в форме неба,  и кровати à la duchesse -  с прямоугольным навесом, прикрепленным к потолку. В большинстве случаев спинки кроватей  прямоугольные или в виде ручки корзины. Также заимствованные из древней стилистики пилястры и балясины.

Аристократическими женщинами Франции в восемнадцатом веке практиковалась традиция приема посетителей в кровати. Данный впечатляющий экспонат музея с его изящно вырезанным цветочным декором, работы неизвестного резчика, должно быть, стал прекрасным фоном для таких официальных приемов.   В 1791 году, по документам,  кровать находилась  в большой спальне Гийонн Маргариты де Дурфор де Лорже, герцогини де Шуазель-Праслин (1737-1806), супруги  посла при дворе Неаполя и протеже Марии Антуанетты, в ее доме, на острове Бель. После смерти герцогини, революционных беспорядков и политических изменений начала девятнадцатого века кровать была продана в Париже в 1830 году. Через 17 лет после этого внук Герцогини, член палаты депутатов,  Чарльз Лоар Хьюг Теобальд , герцог Шуайузель-Праслин покончил с собой, находясь в тюрьме по обвинению в  убийство своей жены.  Он принял цианид не дожидаясь суда,  дабы избежать позора и огласки. Суицид  Шуазеля-Праслина вызвал скандал, который, в свою очередь, способствовал началу революции 1848 года и падению июльской монархии. Но это уже другая история, а новым владельцем кровати  в 1830 году стал  десятый Герцог Гамильтон Дуглас (1767-1852) – азартный коллекционер, политик и большой поклонник древнеегипетских мумий. Кровать  стала частью его знаменитых коллекций в Гамильтонском дворце  в  Южном Ланаркшире (Шотландия),  где и простояла более 20 лет  среди других экспонатов.

Герцог Александр Гамильтон был настолько впечатлён работой эксперта по мумиям Томаса Петтигрю, что поручил ему мумифицировать себя после смерти, что и было сделано в соответствии с его завещанием в августе 1852 года.

Внук герцога продал всю его обширную  коллекцию картин, книг, рукописей и предметов мебели  в июле 1882 года за 397 562 фунтов стерлингов. Где находилась кровать в последующие 15 лет неизвестно, но в 1897 году  кровать была приобретена   финансистом и железнодорожным руководителем Джорджем Дж. Гулдом (1864 г. -1923). Его жена, бывшая актриса Эдит М. Кингдон (1864-1921), использовала ее в своей спальне   дома в Нью-Йорке. В 1923 году кровать  была передана в дар Нью-Йоркскому музею Метрополитен   сыном Эдит.